Время чтения: 27 мин

Знаменитая оперная дива, Народная артистка Украины, солистка Национальной оперы Анжелина Швачка дала порталу LifeГид большое интервью. Она рассказала о том, как сегодня изменились публика и театр, о заработках топовых вокалистов мира, застольях, коллекции вышиванок и «бабе Анжелине».

LifeГид застал любимицу украинской и зарубежной публики в консерватории. Советы ученице были очень образны: «Не неси мешок с картошкой! Легче! Легче! Ну как ты спела? Не истери! Ты же его завлекаешь, а не пугаешь! Он же так не придёт никогда!». Уроки Анжелины Швачки — бурное и яркое шоу. После занятий, чтобы немного «выдохнуть» и о многом поговорить, идем в ближайший ресторанчик.

Оперная певица, Анжелина Швачка, интервью, лайфгид, lifegid, lifeГид, как стать миллионером, театр, пророчество, Знаменитая оперная дива, Народная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины

Что читают с этим материалом сегодня?


ОБ ОТНОШЕНИИ К ТАБУ И АЛКОГОЛЮ

— Кофе, хачапури и ваш прекрасный коньяк. Два по 50, — получает инструкцию от знаменитости официант.

— О, вы сразу ответили на один из моих вопросов — употребляете ли алкоголь и о ваших предпочтениях. Так значит коньяк? — улыбаюсь я.

— Коньяк даже врачи рекомендуют как сосудорасширяющее. Но я его пью только зимой, когда холодно и хочется согреться. Вообще, предпочитаю шампанское брют. А летом, когда я не пою и есть возможность расслабиться, я очень люблю хреновуху.

Любимая моя Яремча! Мы туда ездим отдыхать с моей кумой Ириной Семененко (заслуженная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины. — Авт.). «Отрываемся» по полной! Деруны, шашлыки.

В общем, к спиртному отношусь положительно. Есть вокалисты, которые считают, что семечек нельзя, орешков нельзя, холод нельзя, без шапки нельзя, без носков нельзя, без шарфика нельзя, выпить нельзя. Я не из них. Я абсолютно адекватный человек. Мне можно все. Не перед спектаклем, конечно. А так — я все ем, все пью, для меня нет никаких ограничений. Кто-то верит, что у него станет лучше звучать голос, если он будет придерживаться запретов. Но я считаю, что голос зависит совершенно не от этого.

Анжелина Швачка: «Я все ем, все пью. Считаю, что голос зависит совершенно не от этого»

вышиванка, семья, Анжелина Швачка
Sushiya UA

О ЗАЛОГЕ УСПЕХА И ПЕВЦАХ С ИНТЕЛЛЕКТОМ

— От чего сегодня зависит успешность оперного певца?

— Самое главное для певца сейчас — это хороший агент. Даже если певец и не гений, он будет иметь контракты, ездить по миру, зарабатывать деньги. Может, он не окажется в топ-десятке лучших, но успех будет. Хороший агент работой обеспечивает на три, пять лет вперед.

Но оперное пение — это не только голос. Это еще трудолюбие и интеллект. Есть люди с потрясающими вокальными данными, прекрасными голосами. Но карьеры они не сделали, не попали ни в один оперный театр. А вокалиста с высоким интеллектом слышно. Он понимает, о чем поет. И публика это чувствует.

— Чтобы быть «с интеллектом» на сцене, достаточно, по Станиславскому, прожить свой образ, или надо расширять горизонты в других областях. В искусстве, например?

— Интеллектуал не останавливается на музыке. Он интересуется всем — читает книги, смотрит спектакли, посещает картинные галереи. Я в Париже, когда выступала на «Стад де Франс», на второй день побежала в музей Д’Орсе. Настоящий вокалист с большой буквы подпитывается всем этим.

Я удивляюсь, когда наши студенты консерватории не ходят в драмтеатры. Я в свое время многое из актерского мастерства взяла для своих образов у известной харизматичной актрисы Анны Варпаховской. Взгляд, поворот головы, ухмылка, — все это важно.

Когда захотела рисовать, пошла на мастер-класс известной ведущей Светланы Леонтьевой, потрясающей художницы. Мне нравятся ее яркие, насыщенные краски, оптимистичность. Я взяла в руки кисть и впервые в жизни нарисовала картину. И поняла, что я это тоже могу!

Вокалисту надо расширять границы. Если он зациклен на своем голосе или только на опере, его карьера не взорвется.

Анжелина Швачка: «Для успеха на сцене вокалист должен ходить в музеи, театр, расширять горизонты»

Светлана Леонтьева, Анжелина Швачка

Светлана Леонтьева и Анжелина Швачка со своей первой картиной

О САМЫХ ТРУДНЫХ И ЛЕГКИХ ПАРТИЯХ

— Вас называют королевой Кармен. Восхищаются партией Золушки. А какая партия была самой сложной?

— Кармен мне далась как-то сразу. Это был мой госэкзамен 22 года назад, когда я ее спела в оперной студии под руководством дирижера, режиссера и сценографа Романа Исааковича Кофмана.

Но с подготовкой я тянула до последнего. «Через неделю оркестровая репетиция», — объявил он. А у меня не то, что конь не валялся, — я клавир не открывала! Думала — да, что там петь, Господи. А когда открыла, а там весь клавир — это Кармен! Она же со сцены практически не уходит! Я отложила все дела, днем и ночью сидела и учила. Но за неделю выучила эту самую большую в своей жизни партию!

Кармен

А вот Золушка не шла. Я ее давно хотела спеть. Партия очень сложная. Мы долго к ней подходили с моим замечательным концертмейстером Константином Ивановичем Фесенко. Месяц открывали клавир, я смотрела первый ансамбль, говорила: «О, Боже», и закрывали.

Это совершенно другая техника, другое звукоизвлечение, нежели партии, которые я пела. Легкая, фееричная музыка с постоянными колоратурами. Россини просто поиздевался над этой бедной Золушкой. Но, когда я ее выучила, начала получать кайф! Это одна из любимых моих партий. Как ребенок, которого с трудом носил, с трудом рожал, с трудом кормил, он болел. А партий, которые дались легко, у меня много. К ним более ровное отношение.

Анжелина Швачка: «Золушка — одна из любимых моих партий. Как ребенок, которого с трудом носил, с трудом рожал, с трудом кормил, он болел…»

Золушка, швачка, театр, опера

Золушка считается одной из самых трудных оперных партий

ПРО ТЕАТР, КОНТРАКТ И ЗВЕЗДНУЮ БОЛЕЗНЬ

— У вас множество блестящих партий, наград, высокие звания, но в театре говорят, что у вас при этом нет звездной болезни. Можете спасти ситуацию, если нужно срочно заменить заболевшего артиста. Умеете хвалить коллег. Как удается не «звездиться»?

— Я как-то прочитала, что звезда в понятии физико-химическом — это скопление газов. Так вот этим скоплением газов я себя не считаю.

Понятие звездности очень эфемерное. Сегодня у тебя звучит голос — ты звезда, а завтра голоса нет — ты не звезда. У меня есть моя любимая работа, которую я качественно стараюсь делать из спектакля в спектакль, из года в год. Мне важно держать планку, которой я достигла. Она порой выше, порой ниже, но никогда ниже «санитарно-гигиенического» уровня я не опускаюсь. Потому, что есть статус звания — звания народной артистки Украины, лауреатства.

Спасает хорошая школа, даже когда я заболеваю. Моя педагог — народная артистка СССР Туфтина Галина Афанасьевна училась у Мшанской Ольги Феликсовны, известной оперной дивы, ученицы итальянцев. Вот эта итальянская школа близкого яркого звука меня очень часто и выручает.

А звезды — это десять оперных певцов, среди которых Анита Рачвелишвили, Анна Нетребко, Йонас Кауфман. Они раскрученные, поют в лучших театрах мира. Их все знают. А в наших реалиях звездности я не понимаю. Почему я не могу выручить певицу, которая заболела?

— А так все себя ведут?

— Нет (смеемся). Но в нашем театре это так. Мы делаем одно дело, и все очень ответственно относятся к работе. У нас дисциплина крайне важна. Никто не может позволить себе расслабиться. Уйти в запой, например. Или какие-то звездные выходки.

Мы все на контракте. Это очень дисциплинирует. Они появились три года назад. Многие были против. Раньше пенсионеры могли до 65 лет петь партию героя-любовника. Но публика сейчас другая, она приходит не только слушать, но и смотреть, видеть эстетику на сцене. Молодое красивое тело. Стройное, подтянутое.

И как бы я ни хотела вечером съесть что-то вкусненькое, всегда помню, что могу не влезть в сценический костюм. Поэтому мне подходят костюмы, в которых я пела 25 лет назад.

Анжелина Швачка: «Звезда — это скопление газов. А скоплением газов я себя не считаю»

Оперная певица, Анжелина Швачка, интервью, лайфгид, lifegid, lifeГид, как стать миллионером, театр, пророчество, Знаменитая оперная дива, Народная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины

ТЕАТР — ДРУЖБА И НЕНАВИСТЬ

— Есть ли дружба в опере? Хватает ли на нее времени?

— Когда ты столько лет с людьми выходишь на одну сцену, конечно, приятельствуешь. С человеком, которого ненавидишь, творчества быть не может. Я могу творить, только когда открыта душой.

Конечно, как в любом коллективе есть и зависть, интриги, какие-то недопонимания. Но как-то один мудрый человек, когда я обиделась, сказал мне: «Пойми, низко ведет себя человек, который ничего из себя не представляет, о котором никогда не будут говорить и тем более писать, если он не будет никого очернять, его не заметят, он никому не будет интересен. Если тебя хотят укусить, значит ты чего-то стоишь. Если плюют в спину, значит ты впереди. Роби своє!».

— А с примой Людмилой Монастырской вы тоже приятельствуете?

— Мы знакомы еще с консерватории, впервые пели в постановке Романа Исааковича Когана — я Кармен, а она — Микаэлу. При всей своей статусности, Люда — великая певица, поющая в лучших театрах мира, остается простым скромным очаровательным человеком. Мы можем говорить обо всем. Для меня это настоящий человек.

— Говорят, она сдержанная, закрытая.

— Как и каждый человек, которому много пришлось пережить, у которого график заполнен под завязку, расписана каждая минута. У нее много контрактов.

Анжелина Швачка: «Раньше пенсионеры могли до 65 лет петь партию героя-любовника. Но публика сейчас другая, она приходит не только слушать, но и смотреть»



О МОЛОДЫХ ТАЛАНТАХ И ЗАЧЕМ «СИДЕТЬ НА ЛИРИКЕ»

— Кого вы можете выделить среди молодых? Много восторгов вызывает солист Национальной оперы Украины Валентин Дытюк. Каково ваше мнение?

— Голос действительно красивый. Мы во многих спектаклях поем вместе. Он покоряет и своей искренностью, непосредственностью. Когда поет, кажется, что ему это ничего не стоит. Не видно напряжения. Колоссальной работы, которая за этим стоит. Но это большой труд. У него есть контракты, он ездит за рубеж.

Единственный совет — держаться как можно дольше лирического репертуара. Мне говорила мой педагог: «Не пой драматические партии как можно дольше. Так ты сохранишь свежесть голоса до старости».

Мне очень нравится Лилия Гревцова. Я заворожена ее тембром. Она очень умная певица. Качественно подает свой голос. Невероятно артистична.

Валентин Дытюк, Анжелина Швачка, Лилия Гревцова

Анжелина Швачка, Валентин Дытюк, Лилия Гревцова

Очень нравится Оксана Крамарева. Мы с ней дружим, она очень хороший человек, солнечный. У нее не потеряна та наивная детскость, которую я так люблю в людях. Я не такая. Я более рацио. У меня в голове все по полочкам.
Анжелина Швачка, Оксана Крамарева

Анжелина Швачка и Оксана Крамарева

О СЕКРЕТАХ МАСТЕРСТВА И ПОМОЩИ КАПУСТЫ

— Хорошо, когда по полочкам. Ведь приходится запоминать большие объемы информации. Есть секреты, как быстро выучить большую партию?

— Чтобы запоминать большие партии, тем более на неродном языке, — французском, немецком, итальянском, — я всегда стараюсь учить их, делая что-то физически. У меня зрительная память нулевая. Если я просто читаю, никогда не запомню. Мне надо проговаривать и работать руками, ногами, телом.

Мышечная память сразу подключается и тогда запоминание идет быстрее. Можно заниматься гантелями, ходить на пробежку и в такт проговаривать. Кармен учила, шинкуя капусту с мамой в определенном ритме моей партии.

— На каком уровне знание языков у оперных певцов?

— Французское, немецкое правописание мы обязаны знать, итальянский учим в консерватории все 5 лет. Но, понимая, я не говорю на нем. Боюсь сказать неправильно. Английский я знаю, ходила на курсы не единожды. В начале, когда стала ездить в Европу и дальше, — в Канаду, например, мне было очень тяжело. И контракты, которые могли бы быть, не случились именно потому, что я не говорила.



О ЛЮБИМЫХ КОМПОЗИТОРАХ И САМОМ УЖАСНОМ ИНСТРУМЕНТЕ

— У вас есть любимчик-композитор?

— У меня три любимчика. Но они не оперные композиторы. Вот такой сюрприз. Я очень люблю Малера. Для меня это композитор-душа. Когда его слышу, тело покрывается мурашками. Я пропела все, что есть у него для меццо-сопрано. Но только на концертах, эстраде, филармониях. Я спела все симфонии Малера. Спела два его цикла — о земле и об умерших детях, совершенно потрясающий во всех отношениях. И музыкально, и психологически. Мне было очень тяжело перейти грань, чтоб заставить себя без слез это петь. Потрясающий композитор. Лучше для меня нет.

Я очень люблю Шумана, точнее, Шумана-Шопена. Они как близнецы-братья. Я их обожаю. И Баха. Вот так. Ни Верди, ни Беллини, ни Доницетти, ни другие композиторы, которые написали много опер, для меня не стали любимыми.

Оперная певица, Анжелина Швачка, интервью, лайфгид, lifegid, lifeГид, как стать миллионером, театр, пророчество, Знаменитая оперная дива, Народная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины, выступление, филармония, концерт

— А как вы к Паганини относитесь?

— Скрипка — не самый мой любимый инструмент. Скажу больше — я не люблю скрипку. Я ходила в музыкальную школу, с 5 лет училась играть на фортепиано. А моя подружка постигала игру на скрипке. И когда я приходила к ней, она со словами: «Вот смотри! Я разучила песню!», — начинала извлекать какие-то душераздирающие визги. Меня плющило от этого звука. Прошло много времени, но отношение к инструменту не поменялось.

Я очень люблю виолончель. Прихожу вечером, включаю YouTube, и просто наслаждаюсь Степаном Хаусером (известный хорватский виолончелист. — Авт.). Его мимикой, невероятной музыкальностью, перемешанной с необычайной чувственностью. Для меня это эталон. Он виолончель, как женщину, держит. Я говорю своим ученицам: «Девочки, смотрите, это то, чего я от вас хочу в музыке». А самый любимый виолончелист — Ростропович.

Анжелина Швачка: «Наслаждаюсь Степаном Хаусером. Он виолончель, как женщину, держит»

О РЕКОРДАХ ПЕРЕОДЕВАНИЙ ЗА КУЛИСАМИ И МОКРЫХ ЮБКАХ

— Какие у вас личные рекорды, например, по переодеванию между сценами?

— Золушка. Полторы минуты. Когда она из своего дома сразу попадает на бал, я меняю все. Туфли, перчатки, платье, корону, прическу, украшения.

— Сколько людей помогает?

— Пять.

— Это, как в Формуле-1, когда болид на пит-стоп подъезжает и его молниеносно «переобувают».

— Да, одна обувает, другая — корсет затягивает, третья — делает прическу, четвертая — перчатки натягивает. Кстати, в спектакле, который мы пели в июле, я вышла без перчаток, мы уже не успевали. Спев три ансамбля с переходами и беготней, руки — влажные. И перчатки просто не натягиваются.

— А какие еще курьезы с переодеваниями случались?

— В «Кармен», с юбками. Это было в Осло в Королевской опере. Сцена с бассейном. Кармен поет Хабанеру, моет ноги себе, брызгает на мужчин. Я как-то неудачно поворачиваюсь и падаю в воду! И все 10 юбок, которые на мне, насквозь промокают… Вся конструкция стала весить 15 кило. А мне надо допевать и доигрывать… Как-то «догребла» я эту Хабанеру, но было непросто. Мы репетировали без воды. И, выступая, я не учла, что бассейн полон…

Оперная певица, Анжелина Швачка, интервью, лайфгид, lifegid, lifeГид, как стать миллионером, театр, пророчество, Знаменитая оперная дива, Народная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины, Кармен

О КОНКУРЕНТАХ И ЛИМИТЕ НА КАРМЕН

— Есть конкуренция в театре с молодыми?

— Я же преподаватель. Для меня успехи моих студенток — большая радость, и гордость, и счастье. Я очень хочу, чтобы они пришли в театр и пели, как это было у меня, когда моя преподавать Галина Афанасьевна Туфтина привела меня за руку в театр, и сказала: «Это будет моя достойная замена».

Существует планка, после которой ты не имеешь права выходить на сцену. Я спела 195 Кармен и, может, еще спою пять. Когда мне будет за 50, я не хотела бы выходить на сцену в этой партии. Она — сексуальная девушка, которая взглядом заманивает мужчин. Я такой себя уже не чувствую. У меня есть другие партии, которые могу петь.

Кармен

«Я спела 195 Кармен и, может, еще спою пять. Когда мне будет за 50, я не хотела бы выходить на сцену в этой партии»

А здоровая конкуренция — это всегда хорошо. Я очень радуюсь, когда выходит юное дарование и поет действительно хорошо. Например, партию Золушки спела Ирина Петрова. Партия не из легких. Ее пели только Татьяна Пиминова и я. И если кто-то уехал, а кто-то заболел, то спектакль может сорваться. Всегда должно быть три человека. И Ирочка спела очень достойно. Я ее поздравила, подарила цветы.

У меня конкурентов нет. Нет такого понятия. Это коллеги по цеху, а не конкуренты. Я в чем-то своем хороша, кто-то — в чем-то своем. Мне меньше удаются партии драматического меццо-сопрано. У меня нет такого мощного наполнения в среднем регистре. Я прекрасно понимаю, что мне лирические партии удаются больше. Я никогда не подступала к партии Азучены (опера Трубадур). И Вагнера, например, очень часто отказывалась петь.

— Отказывались только из музыкальных соображений, или и из идеологических? Многие его избегают, так как он был любимым композитором Гитлера.

— Из музыкальных. Я отказалась от трех контрактов, связанных с Вагнером. Мне не по голосу. Считаю, что я не вагнеровская певица. У меня мягкий бархатный голос, а там надо пробивать им оркестр. У каждого есть свое место в театре.

ОБ ЭКСПЕРИМЕНТАХ И РАБОТЕ ВНЕ ОПЕРЫ

— Есть ли у вас мечта что-то еще спеть, или уже все было?

— Многое я спела из того, что хотела. А мечтаю, чтобы в моем репертуаре появился Моцарт. Для меня это великий композитор, которого я вообще не пела. Это композитор, который очень выравнивает голос. Он помогает любому певцу. Но сразу видны и все недостатки. У Моцарта не за чем спрятаться.

Очень люблю камерную музыку. И пела много камерных произведений. И хочу спеть мессу-джаз, мессу-танго. Потрясающая музыка аргентинского композитора. Хочется и чего-то нового, интересного, неизведанного.

25 лет я работаю в симфоническом оркестре, где пою много Баха, Мендельсона. Я очень люблю и эти произведения. Это мое, даже больше, чем опера.

ОБ АВТОРИТЕТАХ И СВОЕМ ИДЕАЛЬНОМ МУЖЧИНЕ

— Сегодня для многих нет непререкаемых авторитетов. Видите ли Вы такую тенденцию среди оперных певцов и равняетесь ли сами на кого-то?

— Я всегда старалась от каждого хорошего певца брать что-то интересное. Я слушаю много исполнителей. И даже у басов, теноров подмечаю те моменты, которые мне по душе.

Но в манере пения для меня идеал Архипова (Ирина Архипова — знаменитая советская оперная певица. — Авт.). Я брала мастер-классы у Елены Васильевны Образцовой (глыба советской оперной сцены. — Авт.). Она великая прекрасная певица и сильная женщина. Но Архипова нравится больше. Она для меня непререкаемый авторитет. Когда я пела в Осло Кармен, какой-то критик назвал меня «новой Архиповой». Мне было очень приятно.

Мой сын учится в Глиера (Киевская муниципальная академия музыки им. Глиера. — Авт.). Он бас. И пошел по моим стопам и стопам дедушки. Мы с ним очень много слушаем музыки. Наш эталон — Гмыря, (великий украинский бас Борис Гмыря. — Авт.). Очень любим слушать Курта Молля (немецкий оперный певец. — Авт.). В Моцарте он очень хорош, в Вагнере прекрасен.

И вот мы с сыном обсуждаем эти вещи. Мне очень отрадно, что он прислушивается и что природа не «отдохнула на детях». Приятно, когда есть мужчина, с которым можешь поговорить на свои любимые темы. Мы с ним думаем в одном направлении. Говорят: если хочешь идеального мужчину — роди его себе.

— А ваша дочь еще не определилась, чем будет заниматься?

— Дочке 10 лет. Она очень избалованный ребенок. Красавица. И она это понимает. Она талантливая. Очень хорошо рисует. Потрясающе читает стихи. У нее сильный голос. Но я пока не хочу ее никуда отдавать. Она ходит на английский, хорошо его знает. Я вижу ее в Карпенко-Карого (Киевский национальный университет театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого. — Авт.). и в будущем характерной актрисой. У нее сумасшедший темперамент.

Анжелина Швачка: «Говорят: если хочешь идеального мужчину — роди его себе»

оперная певица Анжелина Швачка с дочкой Аней

«Дочке 10 лет. Она очень избалованный ребенок. Красавица. И она это понимает»

О СРАВНЕНИИ НАС С ЗАГРАНИЦЕЙ

— В чем отличия образования в Украине от мировой практики подготовки оперных исполнителей, музыкантов?

— Про западную систему не могу сказать, я там не училась. Я ездила к коучам. С итальянцами занималась, с французами, с немцами. Там очень много внимания уделяется стилистике. У нас это страдает.

После консерватории я ходила на прослушивания, когда приезжали какие-то западные агенты. И они говорили: вы поете все партии одинаково, а так не может быть. И я стала работать над этим. Чтобы немецкий композитор звучал не так, как итальянский. Другая артикуляция. Я этому уделяю много времени и на своих уроках.

— Вы работали с западными мэтрами. В чем разница в подходе к работе их и наших, украинских? Как относятся к приглашенным певцам за рубежом? Мы общались с балеринами, работающими в европейских театрах. Они говорили, что надо очень много работать, но с тобой носятся, у тебя есть массажисты, весь быт обеспечен — ты только танцуй. Как с оперными певцами?

— Я никакой разницы не вижу. Единственно, когда у тебя там постановки, тебе дают расписание на весь период и ты четко знаешь, что ты делаешь сегодня, завтра, через неделю, через месяц. Какие спектакли поешь. У них всё спланировано заранее. У нас обычно очень маленький срок планирования — пара дней разве что.

А на счет какого-то особого обслуживания — ничего такого. У меня был контракт, я приезжала, отрабатывала. Были случаи, когда я сама должна была себе снимать квартиру. Никто меня не возил — сама приезжала в театр. Никто особо ни с кем не церемонился. Используют как хороший товар. Отработал — заплатили, и всё.

ОБ ЭМИГРАЦИИ И ДУХЕ УКРАИНЫ

— Уехать из Украины вы никогда не хотели? Последние годы эта тенденция стала невероятно популярной.

— Я очень привязана к своей земле. Хоть мама моя из Грузии. Папа — из Харьковской области. Я получала выгодные контракты, много предложений из разных театров, но уехать я не решилась. Есть такая истина: где родился, там и пригодился. У меня очень сильные корни.

Когда я еду на два месяца за рубеж, меня начинает крутить. Хочется сварить борщ, нарезать сала с луком… Я понимаю, что мне надо отрабатывать контракт, и я не могу вырваться ни детей увидеть, ни просто ступить на нашу землю.

Конечно, люди творческие, они — люди всей земли — у них обычно нет привязки особой к месту. Даже говорят: «Моя родина там, где я поставил чемодан». Но у меня иначе. Я из Украины не уеду никуда. Это мой дух. Я его никогда ни на что не променяю.

оперная певица, застолье, Анжелина Швачка

«Когда я еду на два месяца за рубеж, меня начинает крутить. Хочется сварить борщ, нарезать сала с луком…»

О САМЫХ ИНТЕРЕСНЫХ ВЫСТУПЛЕНИЯХ И РЕВЕ СТАДИОНА

— Есть ли какие-то самые запомнившиеся места, где пришлось выступать?

— Я совершенно впечатлена была, когда пела «Аиду» на парижском стадионе «Стад де Франс». 90 тысяч зрителей. Это такое величие. Особенно, когда ты выходишь на поклон, и этот стадион весь ревет! Будто рокот океана! У меня была совершенная эйфория от этого выступления.

Париж, Стад де Франс, Аида

Со мной пели Аскар Абдразаков и Адина Аарон. Они очень дружески общались, никаких звездных болезней. После репетиции предлагали: «Ну что, по винцу?» Я удивилась: завтра же петь! На что Адина возразила: «Ой, я тебя умоляю, давай, выпей вина!»

Я пела Кармен в Большом театре. И была на 5-м месяце беременности. И заболела гриппом. Из-за очень высокой температуры два спектакля я не спела так, как хотелось бы, и как могла бы. Но через много лет я решилась посмотреть кассету. И оказалось, что пела неплохо. Несмотря на мое состояние, меня впечатлил потрясающий оркестр. Отношение потрясло. Со мной возились, лечили, делали все, чтобы спектакли состоялись.

— А были сцены, которые разочаровали?

— Я еду просто отрабатывать контракт. Бывает, что едешь спеть в какой-то маленький город, а потом влюбляешься в него навсегда. И хочешь туда вернуться.

Так было с Тарту в Эстонии, куда я возвращалась лет 6 или 7 подряд. Я ездила туда петь Аиду. У меня был долгосрочный контракт. Он постоянно продлевался. Сначала — на 5 спектаклей, потом снова и снова. Для меня это был глоток свежего воздуха. Когда приезжала на автобусе «Таллинн — Тарту» и выходила, я делала глубокий вдох: «Я дома!»

Такое ощущение у меня было лишь дважды в жизни. Может, у меня есть прибалтийские корни (смеется). Я очень люблю этот театр. Отношение людей. Как они подходят, как они с восхищением смотрят на тебя, как они благодарят после выступления. Как они плачут на спектакле! Кроме родного киевского театра, такого я больше не встречала.

тарту, эстония

ПРО СОВРЕМЕННЫЙ ТЕАТР, ПОКЛОННИКОВ И ОСОБЕННУЮ ЯПОНИЮ

— Почему так изменились современные поклонники? Раньше оперные певцы, балетные примы были окружены толпами воздыхателей. Их ждали у выхода после спектаклей, стремились взять автограф. Говорят, такое обожание еще сохранилось в Японии. И, как выяснилось, — в Тарту…

— Да, у меня был такой случай и в Японии. Я спела Кармен два раза в Токио, а потом мы куда-то далеко переезжали. Часов 7 добирались. И когда я спела там Кармен, ко мне после спектакля подошла семейная пара. Пожилые люди. Подарили в знак благодарности невероятную икебану с бонсаем, всю в сердечках. Они стояли возле нашего автобуса, ждали, пока я переоделась.

Я сняла грим, вышла к ним, они меня даже не узнали. У них были совершенно восхищенные лица: «Мы за вами проехали все города, в которых вы пели. Такого потрясающего исполнения мы не слышали. Мы решили — пока вы здесь, в Японии, мы отменим все и будем ездить и слушать вас во всех городах».

А недавно приезжал китайский мультимиллионер в Украину, пришел ко мне на Кармен, был тоже впечатлен и попросил разрешения моего сфотографироваться с ним. Я не знала кто он, и приобняла, мы сфотографировались, а потом мне сказали, что он богатейший человек мира. Он очень восторгался. Это трогательно. Это такие моменты, ради которых стоит выходить на сцену.

япония, опера, Швачка, поклонники

Японские поклонники

— Почему теперь такое отношение можно встретить очень редко?

— YouTube нас всех изменил. Зачем ходить и ждать кого-то под подъездом, у входа в театр, если можно в любой момент включить и послушать. Нашел Швачку, включил 50 Хабанер — и получаешь удовольствие.

— Но это же не живое общение.

— Вы знаете, люди ведь сейчас стали более закрытыми в проявлении чувств, эмоций. Им комфортнее так. Для меня это странно. Когда я была маленькая, мы ходили к соседям в гости, обменивались солениями. Сейчас я даже не знаю, как зовут моих соседей. Такую модель поведения на все можно перенести. Никто и не стоит под подъездом с цветами и не кричит «браво».

— А в фейсбуке пишут в личку? Хотят познакомиться?

— Да, пишут часто. Общение стало более интровертно. Люди благодарят за творчество, пишут, на что ходили, где меня слышали. Спрашивают, когда меня можно прийти послушать.

— А ухажеры не атакуют? «Срочно хочу на вас жениться!»

— Неееет. Наверное, момент статусности играет роль. Сдерживает людей. Вот недавно у меня был концерт в Музее медицины на Богдана Хмельницкого, 37. Практически напротив театра. Пригласили выступить медики, профессора, провели экскурсию. Очень рекомендую, кстати. Интереснейший музей, о котором мало знают.

Одно из моих хобби — это медицина. Я читала лекцию по композиторам-масонам. И Моцарт, и Бах, и Гайдн, и Бетховен, и Сибелиус были масонами. У меня теперь идея не просто петь концерт, а совмещать с рассказами о композиторах.

Осмотрев музей, я была под впечатлением от экспонатов. Там все озвучено совершенно потрясающим голосом Натальи Сумской. И вот после выступления ко мне подошли медики, интеллигентные люди, семейные пары. Были и поклонники, которые ходят на мои спектакли. В театре они купили билеты, послушали, похлопали и ушли. А тут — смогли подойти, поговорить, проявить эмоции. И я поняла, что поклонников очень много, но они просто стесняются подойти и пообщаться.

О ПОХОДАХ В ТЕАТР И СЛОЖНОЙ ПУБЛИКЕ

— Ходите ли вы как зритель в театр?

— Обязательно! В своем театре я очень много хожу на спектакли. Вот недавно на «Богеме» была. На обе премьеры я ходила.

— Чтобы увидеть оба состава?

— Да. Мне было очень интересно. Я Пуччини очень люблю. Это один из самых колоритных оперных композиторов. У меня иногда спрашивают: «Почему ты иногда поешь какие-то маленькие партии? Почему бы тебе не петь только свои титульные?»

Но я настолько люблю Пуччини, обожаю его «Тоску», «Манон Леско», что ввожусь в какую-то партию, чтобы присутствовать на спектакле и просто получать удовольствие от этой музыки.

Когда выступаю где-то за рубежом, стараюсь вырвать пару билетов и пойти посмотреть их постановки. Чтобы понимать разницу, ощутить публику, почувствовать акустику, уровень театра.

— Гранд Опера в Париже претендует на первые места в списке топовых для вас или вы бы поставили на первое место какой-то другой театр?

— Не знаю, я там не пела и, кстати, даже не была. Для меня прима — Венская опера. Акустика там потрясающая. Не надо напрягаться. А Гранд Опера я как-то все время проезжала мимо.

Вена, опера

«Для меня прима — Венская опера. Акустика там потрясающая. Не надо напрягаться»

— Было, чем заняться в Париже и без оперы?

— Да, как-то так сложилось. А в Вене я слушала и Анну Нетребко, и мою любимую Гаранчу (латвийская оперная певица Элина Гаранча. — Авт.).

Мы с ней на конкурсе шли нога в ногу. Потом я выбрала себе неудачный цикл Шумана «Любовь поэта». Напутала там слова в двух местах. Ко мне подошла замечательная певица Грейс Бамбри (американская оперная дива. — Авт.), роскошная совершенно женщина, и говорит: «Ты могла бы вырвать премию. Ну, что напела?» Сидел рядом немец, он за голову хватался: «Боже, какие слова она поет?» А я так переживала, что забыла половину текста.

— А как вам Ла Скала в Милане? Пели ли там и каково ваше отношение к этому знаменитому театру?

— Не пела, но Италия — это проверка для любого музыканта. Там такая сложная публика, которая зафукивает, затюкивает, если ей что-то не нравится. За любое неправильно произнесенное итальянское слово. Я в Италии пела только на прослушиваниях, как-то не сложилось выступать.

— Может, и к лучшему, раз они так ведут себя.

— Не знаю, но все вокалисты в Италии петь боятся.

— Говорят, что вообще европейская публика менее восторженная, чем наша. Они платят большие деньги за билеты и ведут себя очень сдержанно. Это так?

— Да, они могут забукать, мало хлопают. Но так не везде. На юге Испании очень бурно встречали, публика безумствовала.

Анжелина Швачка: «Италия — это проверка для любого музыканта. Там такая сложная публика, которая зафукивает, затюкивает, если ей что-то не нравится»

О ТОМ, КАК ГНУТЬ СВОЮ ЛИНИЮ

— Когда вас хвалят, не только публика, а, например, дирижер, у вас вырастают крылья?

— Да-да, но ругать меня тоже надо. Замечания дирижеров по делу я воспринимаю со всей ответственностью. Когда мне делают замечания, это более ценно, чем похвала.

— А если вы не согласны с этими замечаниями?

— Дирижер все равно пойдет за вокалистом. Если я не согласна, я стараюсь доказать свою правоту.

У меня были пару серьезных стычек. На западе в том числе. Например, я спрашивала, зачем так быстро гнать темп. Дайте мне выдохнуть. Ни в какую! А в спектакле я делала по-моему.

— Были какие-то предложения режиссеров-постановщиков, которые вас коробили и от которых вы отказывались?

— Да. Когда я вижу, что режиссер переносит какие-то свои комплексы и секс-фантазии на сцену. Были такие, кто старался испортить образ Кармен, осовременивая оперу. Нарядить ее в жуткую одежду, предложить петь с обнаженной грудью. Оперный певец должен держать высокую марку эстетики, морали. Всех денег не заработаешь, в конце концов.

Анжелина Швачка: «Отказываюсь от контрактов, когда вижу, что режиссер переносит свои комплексы и секс-фантазии на сцену»

КАК ЗАРАБОТАТЬ МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ, О МЕЧТАХ И РЫБАЛКЕ

— Про заработки, кстати. Насколько реально талантливому оперному певцу стать долларовым миллионером?

— Вполне реально. Есть певцы, я знаю их лично, которые получают по 20−30 тысяч евро за спектакль, по 50 тысяч евро. Такому певцу можно заработать миллион за год. Но это двадцатка-тридцатка хороших певцов в мире.

Многое зависит от того, где поет человек, сколько процентов он платит агенту, насколько этот агент хорош и как он может договориться.

Та же Анна Нетребко зарабатывает более чем хорошо. Она давно уже миллионер. Но я бы не хотела такой жизни. Потому что ты себе не принадлежишь. Это уже не твоя жизнь. Огромная нагрузка на мозги, на психику. Все расписано по минутам. Ты принадлежишь своим контрактам.

Мне ближе и ездить, и зарабатывать, и здесь работать, видеть семью, растить детей. И вполне хватает на хлеб с икрой. Человеку всегда хочется больше. Но есть ли в этом счастье? Для меня счастье совсем в другом.

— А есть у вас материальные мечты? Свой особняк, например?

— Я же рыбачка. Я хочу домик и чтобы он стоял на берегу реки, куда я могу выйти утром порыбачить. Вот чтобы вышел — и сразу вода!

— А яхту, катерок свой?

— Нет, я люблю с берега. Сесть, закинуть удочку и сидеть. Для меня это что-то неимоверное. Связь воды, земли.

— В каких необычных местах рыбачили, что запомнилось?

— Моя самая первая рыбалка, на которой я и поняла, что я буду рыбачить, была в Грузии. Мы с папой пошли, когда шла на нерест ставрида. Она с моря шла косяками. Прыгала! У нас был азарт сумасшедший. Закидываешь удочку и не успеваешь вытаскивать! Меня тогда захлестнуло.

— Это вам сколько было?

— Маленькая совсем. Лет 7−8. Но я поняла, что мне это нравится. А вторая рыбалка, которая меня очень впечатлила, была в Швеции. Я взяла билет на рыболовный кораблик. Шли на треску. Кораблик останавливался, каждому выдавали удочку со всем необходимым, и мы забрасывали. Одни мужики и я. И когда я вытаскивала огромные туши по 10−15 кило с огромными ртами, как у акул, такой адреналин был!

А в основном у нас такие рыбалки, спокойные. Мы же карпятники — на карпов ходим, на карасей. Хотя и карпы бывали по 12−14 килограммов, огромнейшие.

Я люблю запекать карпа прямо на рыбалке. Вечереет, ты поймал карпика или белого амура, завернул в фольгу и тут же — в костерок. Приготовила и под водочку — милое дело! Но это только летом, когда нет работы.

рыбалка, Оперная певица, Анжелина Швачка, интервью, лайфгид, lifegid, lifeГид, как стать миллионером, театр, пророчество, Знаменитая оперная дива, Народная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины

На любимой рыбалке

О САМОЙ ДОРОГОЙ ВЫШИВАНКЕ И АВТОРСКОМ СТИЛЕ

— У вас есть еще одно увлечение — вышиванки.

— Коллекция большая, 37 штук. Все хранятся бережно в шелковых платочках, потому что у них или люрексовая ниточка, или бисер, который может посыпаться. Их друг с другом нельзя просто одну на другую положить. Много старинных, из разных областей Украины, где мне доводилось выступать или бывать.

Оперная певица, Анжелина Швачка, интервью, лайфгид, lifegid, lifeГид, как стать миллионером, театр, пророчество, Знаменитая оперная дива, Народная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины

— А самая любимая какая?

— Пожалуй, которую я купила в Яремче. Она полностью вышита мелким крестиком. Это можно было ослепнуть, такой мелкий крестик вышить! Этой вышиванке 90 лет. Я ее не надеваю, берегу.

— С чего началось увлечение?

— Наша примадонна, которую я очень люблю, Мария Юрьевна Стефюк (народная артистка СССР, Герой Украины. — Авт.), приходила на концерты в вышиванке. Впервые я увидела ее, когда только поступила в Консерваторию. Какая у нее была потрясающе красивая вышиванка! Вот тогда захотела и себе приобрести. Но это не было модно, непонятно было, где и за сколько их можно купить.

А вот когда я родила своего первенца, Сашу, получив декретные, я пошла на Андреевский спуск, и купила самую дорогую вышиванку! Вся обшитая бисером, она была безумно красивая! И процесс пошел. Меня понесло!

Анжелина Швачка, вышиванка, джинсы

Я ходила по базарам и искала что-то необычное. Ручную работу с интересным рисунком. Аутентичные, настоящие вещи! Потом пошли рушныки. Сейчас у меня очень много веночков. 25 разнообразных.

Я вообще любитель ручной работы. Стараюсь и современные вещи тоже необычные носить. Вот сумка, с которой я сегодня, она с ручной росписью. Таких сумок у меня тоже уже много. У меня есть приятельница — потрясающий мастер Света Милеева. Моя одежда, сумки, обувь расписаны ею.

Оперная певица, Анжелина Швачка, интервью, лайфгид, lifegid, lifeГид, как стать миллионером, театр, пророчество, Знаменитая оперная дива, Народная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины, наряд

— Да, я и ботики ваши оценила!

— Да, ботики тоже авторские. У меня уже 18 пар такой обуви. Ставить некуда. Надо расширяться. Я обожаю особенные вещи. Украшения тоже. Вот на мне украшения братьев Кочут из Западной Украины. Такого вы не увидите нигде! Эксклюзив. Это мой единственный примадонский «бзик».

О ТЕАТРАЛЬНЫХ ЗАСТОЛЬЯХ

— Сохранилась ли традиция отмечать премьеры всей труппой или хотя бы костяком. Отыграли, сорвались и поехали в ресторан?

— Сейчас в меньшей степени, чем раньше. У нас были традиции, когда человек первый раз поет в спектакле, он накрывает стол. Все, кто пел в спектакле, говорят тосты. Сейчас эта традиция почти изжила себя. Даже не могу сказать, почему. Может, более здоровый образ жизни стали вести люди.

— Да, а на салатики как-то не соберешься, морковку поесть…

— Знаете, как говорят: «Вот, раньше какое поколение было! Сколько могли выпить! Литрами! А сейчас богатырей нет, все хилые пошли». И какой смысл тогда накрывать стол? Иногда банкеты случаются, конечно. Юбилейные какие-то спектакли, премьеры. Но чаще всего — отыграли и по домам. Жизнь меняется. Не может быть всё одинаково все сто лет. Я помню еще застолья, которые длились до утра.

— Но это ведь были не просто застолья. Это же школа жизни. Мэтры говорили тосты, в которых вся соль профессии.

— Конечно. Но такая разобщенность сейчас во всем. Индивидуализм. Я не могу сказать, что это плохо. Это данность. Другое время.

ОБ ОТДЫХЕ С ПЕСНЕЙ И БОРЬБЕ ЗА ЭКОЛОГИЮ

— Из чего состоит ваш обычный день, когда нет гастролей?

— Я ненавижу быт. Он ужасно меня тяготит. Уборка — это ужас. Для меня сложить вещи в шкафу — испытание. Чтобы перебрать полки, и дать что-то на благотворительность, я какое-то время готовлюсь, уговариваю себя. Домашние это знают и как-то прощают творческий раскардаш. Это мой жирный минус. Я даже стараюсь меньше быть дома (смеемся).

И в свободное время мы с дочкой и сыном всегда выбираем, куда бы нам пойти. Это могут быть любимые кафешки или Труханов остров, где у нас есть свое любимое место. Ходим туда достаточно часто. Купаемся до холодов. Кстати, там мы проводим уборку, собираем бутылки, бумажки, пластиковые стаканы, оставленные кем-то.

— Вы эко-активисты?

— Да, причем давно. Мне жалко смотреть, как наше любимое место загаживают. И дочку приучаю к зеленому братству. Мы берем дома пакеты и очищаем нашу любимую территорию.

— Я смотрю, у вас к воде какая-то любовь, тяга.

— Да, я водный знак. Я ракиня. Релаксирую всегда рядом с водой или в воде. Недавно была в Хургаде, где особо нет рифов, но мне посоветовали проплыть подальше.

Анжелина Швачка, море, отдых

— Вы дайвингом занимаетесь?

— Нет, я плаваю с маской. На три часа тогда уплыла. А рядом — никого. Думаю: «Странные люди! Тут же так красиво! Почти как в Шарме — и рыбки, и рифы». Когда вернулась на берег, египтяне с аквалангами узнали, где я столько времени пропадала, и говорят: «Так там же рифовые акулы! Их вчера видели!» Меня холодный пот прошиб.

— Хорошо, что акулы решили в этот день не обедать.

— Мне сказали, что они бы не съели, но могли напасть. А на следующий день я снова поплыла.

Анжелина Швачка: «Я ненавижу быт. Он ужасно меня тяготит. Уборка — это ужас. Для меня сложить вещи в шкафу — испытание»

— А как вы, все же, расслабляетесь?

— У меня есть подружки, с которыми мы много лет вместе. Можем посидеть, поговорить под хороший напиток. Песни украинские поем.

— То есть от пения вы отдыхаете пением?

— Да, даже родственники говорят: «Вы все время поете?» А для меня это релакс. Ведь на сцене мы поем другое. А тут есть возможность свое родное спеть. «Трио Мареничив» мы очень любим. С моей коллегой Ириной Семененко садимся в машину, едем куда-то в дальние или ближние странствия. В Закарпатье, Прикарпатье. Включаем «Трио Мареничив», сидим, подпеваем в два голоса. А сейчас у меня и сын присоединяется. С его басом шикарно получается.

— Может вы еще и в караоке ходите?

— Да. Получила Гран-при в Египте, и так пела, что меня остановить нельзя было!

О КУЛИНАРНЫХ СЕКРЕТАХ

— Какое любимое блюдо должно быть всегда дома? Ну, если не всегда, то хотя бы в праздники?

— У меня мама же из Грузии. И я очень люблю делать все блюда из мяса с приправами. Но мои домашние как-то не очень их любят. Поэтому я готовлю борщ. Это всегда шедевр. Он у меня потрясающий! И зеленый, и с белыми грибами, и с фасолью, и на бульонах.

Борщ — это целый ритуал, священнодействие. Приготовление занимает часа два. В кухню никто не должен ходить. Дочка моя, которая не ест никаких супов, мои борщи всегда ест с удовольствием.

«Для особого вкуса, за три секунды до выключения, я кладу туда половинку зеленого яблока. А в зажарку в конце даю ложку сахара и выдавливаю поллимона. За уши едока не оторвать — гарантирую! Но очень обидно, когда кастрюля борща съедается за два дня» (смеемся).

— А когда день серьезного спектакля, как вы его проводите?

— Сплю. Стараюсь проснуться, как можно позже. В 12. Нужно накапливать. Потом обязательно делаю кофе по-восточному в турочке. Легкий завтрак. Стараюсь не заниматься ничем глобальным. Никаких стирок не затеваю, чтобы не дышать химией. Никаких уборок, чтобы не дышать пылью.

Можно выйти пройтись. Я живу рядом с парком КПИ, выхожу белочек покормить. Чем-то хорошим подзарядиться. И после хорошо кушаю. Мясо обязательно. И часов в пять иду в театр.

Партии, как правило, я в этот день не повторяю. Обычно подготовка делается за неделю, за две. Мозги должны отдохнуть.

— Когда сложная партия, вы худеете на сцене?

— Да. Иногда бывало — на два с половиной килограмма. Когда подряд поешь через каждые два дня, тоже может уйти до трех кило. Но если потом неделя перерыва, все возвращается. Картошечка жареная на ночь — мое любимое блюдо. Но очень редко себе позволяю.

Оперная певица, Анжелина Швачка, интервью, лайфгид, lifegid, lifeГид, как стать миллионером, театр, пророчество, Знаменитая оперная дива, Народная артистка Украины, солистка Национальной оперы Украины

О ДОМАШНИХ ТРАДИЦИЯХ И ДНЕ РОЖДЕНИЯ В ПУТИ

— Есть ли какие-то домашние традиции, которые не меняются?

— Нет, потому что я не могу привязываться ко времени, планировать что-то. Ни праздники, ни отдых. Вот сейчас под Новый год выступаем в Японии. Возвращаюсь 31 декабря еле живая после суточного переезда. Так что никаких оливье, шуб и тортов я не готовлю. Единственная традиция — свой день рождения я стараюсь всегда встречать в дороге.

— Не важно куда, лишь бы выбраться?

— Да хоть в Жмеринку. Лишь бы поезд, самолет, машина, корабль — все, что угодно. Главное — не дома стругать салатики.

— И потом не надо мыть посуду.

— Посуду, кстати, мыть люблю. Я думаю о чем-то своем.

О «БАБЕ АНЖЕЛИНЕ» И ЛЮБИМОМ ИМЕНИ

— Почему родители выбрали имя Анжелина?

— Папа же, как все тогда, был коммунистом. А в те времена в США была такая общественная деятельница, боровшаяся за права темнокожего населения, Анжела Дэвис. И ему нравилось имя Анжела. А мама засматривались фильмом «Анжелика маркиза ангелов». И они сошлись на компромиссе.

Анжелина звучала для них серьезнее, помпезнее. И мама подумала, что «баба Анжелика» будет некрасиво. А вот «бабу Анжелину» можно сократить до «бабушки Лины». Я еще не родилась, а она уже решила, что я буду бабушкой. Но не думали они, что будет Анжелина Джоли. И у меня все будут спрашивать: «Это вас в честь Джоли назвали?»

Родители только сомневались в сочетании — Анжелина Швачка. Вроде как не связывается. Но мама решила: «Она замуж выйдет, поменяет фамилию. И будет какая-то красивая — Красовская, например».

— Вы не взяли фамилию мужа.

— К тому времени были уже и лауреатства, и дипломы, заработанные на этой фамилии. Ну и потом, Наталья Иванова или Елена Сидорова — таких сочетаний имени и фамилии много, а вот мое сочетание Анжелина Швачка — одно на земле!

— А вам самой нравится имя Анжелина?

— Я хотела быть Анной. Поэтому и дочку так назвала. Может, потому что у меня кумир — певица Анна Герман. Меня все зовут Анжела. Но Анжелина мне нравится больше. Я уже как-то сроднилась с этим именем.

О ЦЕРКОВНОМ ХОРЕ, ДУХОВНЫХ НАСТАВНИКАХ И ПРОРОЧЕСТВЕ

— Церковь — это ваша история?

— Да. Я и в храмах пела лет с 15-ти. Мне очень нравится. Я хормейстер по первому образованию. И хоровое пение люблю в любом проявлении. Когда на клиросе стоишь и чувствуешь эти голоса под куполом — потрясающе. Каноны очень нравятся.

Крещена я была еще в Грузии. Не знаю, было ли мне 40 дней или нет. Во время крещения я очень сильно плакала, орала как резаная. И священник сказал: «О, певицей будет!»

— Напророчил!

— Теперь и сын ходит в церковь петь.

— А где?

— В Михайловском монастыре. А еще — есть одна каплычка, он поет там и на Рождество, и на Пасху.

— А в храм ходите каждое воскресенье?

— Нет, что вы. У меня же нет выходных. Или спектакли, или концерты, или преподавание.

— Есть у вас духовный наставник?

— Мой духовный наставник, отец Михаил, уехал в Грузию недавно. Есть отец Андрей. Мы с ним и его женой поддерживаем хорошие отношения.

Все цветы, которые я получаю от поклонников, отдаю в храм. Они там дольше стоят, да и людям приятно видеть такое количество красивых цветов. Мне как-то сказали после концерта: «Если завезешь это все на Бессарабку, отобьешь платья свои концертные!» Но я предпочитаю отдавать в храм.

цветы, букеты, театр, певица, опера, Швачка

О ПРЕПОДАВАНИИ И «ЦИРКОВЫХ НОМЕРАХ» НА УРОКАХ

— Что больше по душе — выступать или учить?

— На данном этапе, выступать. Хотя, важно, с чем выступать и кого учить. Я огромное удовольствие получаю от работы с несколькими своими ученицами. Происходит обмен энергией. Когда ты все знания, эмоции отдаешь, а они к тебе возвращаются, потому что ученик осознал и сделал.

Я же когда преподаю, я не только про музыку рассказываю, я и про образ, и про то, что хотел сказал композитор, и про артистизм. Такие цирковые номера устраиваю! Просто мини-опера! Так что, когда ученик понимает тебя и у него получается, это такой кайф!

— Но бывает же, что ученик тупой. Вы говорите ему об этом?

— Нет, ну зачем. Наше дело военное. Я учу всех одинаково — кто-то берет, кто-то нет.

— А бывало, что вы говорили: «Все, я больше с тобой не работаю»?

— Нет. За 5 лет преподавания у меня не было таких тяжелых случаев. Бывали недоразумения, от меня уходили. Я педагог авторитарный. Кому-то это не нравится.

О ТОМ, ЧТО ДАЕТ СИЛЫ

— Когда так выкладываешься, надо чем-то наполнять себя. Что наполняет?

— Музыка. Только такая, которую сам не можешь исполнить. Если я чувствую, что устала, ставлю симфонические вещи.

— А любимые фильмы?

— Я страшно люблю ужастики! Мои домашние кричат: «Мама, иди — тут твое показывают!» Какие-то «Чужие» или еще что-то такое. Я понимаю, что там будет и чем закончится, но не могу удержаться. Я, может быть, так отдаю какой-то свой адреналин. Сбрасываю на этих фильмах.

С сыном мы сейчас часто ходим в кино. Фильм, который меня очень наполнил и впечатлил — «Богемская рапсодия» о Фредди Меркьюри. Я вышла в таком состоянии — мне не хотелось даже говорить.

В последнее время я подсела на сериал «Папик». Люблю исполнителя главного героя — Стаса Боклана. Это просто глыба! Он каждую эмоцию отыгрывает. Нет сегодня кино, для которого он рожден. За неимением — смотрю этот сериал. С дочкой мы можем смотреть какие-то мелодрамы про собачек, про животных.

— Любите собак?

— Очень. Мечтаю завести басенджи. Это такая особая гипоаллергенная порода. Может быть, когда у меня будет дом над рекой…

бассенджи, порода собак

Не пропустите также

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам